лякати приколы

2017-10-18 07:30




На уроке математики в одесской школе: - Петя, как разделить четыре картошки на пятерых человек? - Не знаю... - Садись, два! Леночка, тот же вопрос! - Не знаю! - Двойка! Фима, как разделить четыре картошки на пятерых? - Нужно сварить пюре!


Мигалка на крыше предупреждает об отсутствии совести внутри.


Игры и конкурсы Для детей

Игры и конкурсы Для детей

Наша коллекция позитивных игр и оригинальных конкурсов из раздела Прикольные конкурсы Эту игру можно проводить на любом празднике, чтобы немного разрядить атмосферу





Деятелям ... И лобик в родинках, и бородавка на лбу, А я молоденький, я в коммунизм не пойду. Уж лучше пятнышко посередине башки, Оно ведь маленькое, лишь вызывает смешки. А проще стоит сказать "панимашь", и вот так, Хоть говорят: "Ты Президент, но .удак.


Вилли Кранц был до 1988 года обыкновенным советским гражданином Валентином Кранцевичем. Из еврейского наследия от папы с мамой у Валека была фамилия, не оставляющая никаких шансов на карьеру и непременный атрибут, который в приличном обществе публично не демонстрируют. Подъем и плавный перелет на территорию, тогда еще, недружественной ФРГ и потеря по пути отдельных букв из имени и фамилии - отдельная история и не о ней сейчас речь. К началу 21-го века Валек был уже вполне добропорядочным бюргером Вилли Кранцем, владельцем небольшого ресторана в пригороде Гамбурга. В ресторан заходили, в основном, докеры, матросы, водители и прочая пролетарская публика. Кормили у Валека (то есть, конечно, Вилли) вкусно и недорого, наливали щедро, но согласно прейскуранту. Коллектив подобрался очень дружный – и регулярное безобразие, которое у них сейчас называют "корпоратив" (а у нас – пьянка на рабочем месте) еще больше скреплял узы дружбы. Поэтому, когда шеф-повар Гайнц попросил у Вилли ключи от ресторана на воскресенье с целью проведения скромного семейного торжества, то получил просимое без всяких проблем. Наш, отечественный человек навсегда остается любителем шашлыков-пикников на природе, ибо вырос на этом и не мыслит себе лучшего отдыха в скромный уик-энд. Вот и Валек в воскресный вечер со своим другом детства Мишей мирно употребляли на природе изумительный шашлычок, запивая не менее изумительным пивом. Поскольку дело происходило все-таки в Германии, то вместе с другими благами цивилизации (как то навесик с крышей, газовый мангал, арендованный на вечер, столик для закусок и т.п.) присутствовал и небольшой телевизор. Валя потянулся за новой порцией шашлыка и вдруг на экране телевизора увидел свой ресторан в окружении пожарных машин, полиции, толпы зевак. По заверению Миши, вид у Валека при этом был такой, словно он нечаянно съел шампур от шашлыка. Причем поперек. На экране двое полицейских выводили из ресторана в наручниках звероподобного амбала с бритой головой, на которой красовалась вытатуированная свастика. Бойкая журналисточка щебетала про "сборище, устроенное в сомнительном заведении в день рождения Гитлера местными неонацистами". На другой день с утра Валя прибыл в отделении полиции. И с изумлением узнал, что ему хотят предъявить обвинение в участии неонацистской организации. - У вас есть алиби, господин Кранц? – подозрительно щурясь на обалдевшего Влека наезжал следователь. - Есть! - Пожалуйста, предъявите! Не долго думая герр Кранц расстегнул штаны и вывалил перед следователем свое алиби вполне убедительного вида. Надо отдать должное: выдержка у господина следователя оказалась отменная. Без дальнейших проволочек Валек был "освобожден вчистую" и к обеду уже трудился в своем Gaststätte. - Ну и как, уволил ты Гайнца после такой-то подлянки? - Да ну его, дурака! Где я еще такого классного повара найду? Да и рекламу он нам сделал такую, что мы за неделю месячную выручку сделали. Неонацисты – это, конечно, отвратительно, но бизнес – это святое! Витек Питерский